Мне 41, я вешу 140 кг, но все равно боюсь своего отца

ZAKK WYLDE — виртуоз гитары, фронтмен Black Label Society и правая рука Оззи. Любитель пива, бузила, прилежный семьянин. Почему же он так боится своего 89-летнего старика?

Где и когда ты родился?

Я родился в Джерси-Сити в 1967-ом. 14-го января.

Там ты провел все свое детство?

Да, все детство в Нью-Джерси. Позже мы переехали в Эс-бери Парк. Место, прославленное Брюсом Спрингстином.

Каким ты был в детстве?

Наверное, таким же, как и все остальные дети. Я любил шататься со своими дружками, кататься на ВМХ и еще спорт: бейсбол, футбол и прочее подобное дерьмо.

Родители тебя поддерживали в детстве?

- Да, когда я занимался спортом и прочей подобной мутью они реально меня поддерживали. Но ведь мой отец – ветеран Второй Мировой, день «Д» и все такое, так что он был не очень-то счастлив от того, что я возвращался домой поздно. Как-то раз, я вернулся домой поздно ночью, мой папаша схватил меня за шкирку и спустил с гребаной лестницы, так что думаю нет нужды говорить, что поздно домой я больше не возвращался, хахаха!  Вот почему я всегда вовремя выхожу на сцену. Моему отцу 89 лет, но я все еще боюсь, что он придет и спустит меня с лестницы. Мне 41 год, я вешу более 140 кило, но все равно  я чертовски боюсь. А вообще да, мои предки очень клевые. когда ?кая-нибудь группа, и я, глядя, как кто-то играет на гитаре, всегда думал, что это чертовски круто.

А что заставило тебя выбрать музыку своей карьерой?

Раньше я много играл в футбол, но, в конце концов, пришел к выводу, что я уже не так хочу заниматься этим,Тренер пытался убедить меня продолжать занятия, но когда я разговаривал с ним, увидел в его чертовой комнате гитару Les Paul. Я спросил его, уме-етли он играть на гитаре, и он ответил: «Да, я играю кантри, но по-настоящему у нас играет мой сын ЛеРой». А затем вошел ЛеРой, первый длинноволосый парень, которого я увидел, в шляпе Harley Davidson, он выглядел как рок-звезда. Он взял гитару и стал играть Eruption, и Crazy Train, Black Sabbath, Led Zeppelin и вообще все, и вот тогда-то я и понял, чем же хочу заниматься я вернулся домой поздно ночью, мой папаша схватил меня за шкирку и спустил с греба-ной лестницы, так что, думаю, нет нужды говорить, что поздно я домой больше не возвращался. Ха-ха-ха! Вот почему я всегда вовремя выхожу на сцену. Моему отцу 89 лет, но я все еще боюсь, что он придет и спустит меня с лестницы. Мне 41 год и я вешу больше 140 кило, но все равно я чертовски боюсь, А вообще да, мои предки очень клевые.

Когда музыка стала важной частью твоей жизни?

-Я с дружками часто ходил посмотреть на [конкурсы не-раскрученных команд] «Битвы Групп». А потом я посмотрел Шоу Ужасов Рокки Хорро-ра. В полночь в кинотеатре всегда шел этот фильм. Все на него ходили на него и получали сполна свою порцию дерьма и мерзости, А перед фильмом всегда выступала ка-

всю мою гре-баную жизнь!

Какой была твоя первая группа?

- Просто я и мои дружки. Мы все тащились с Black Sabbath, AC/DC, Rush и Ван Халлена, со всей этой классики. Мы начинали с каверов на пивных вечеринках и всегда зажигали по полной. Мы разъезжали в моей старой развалюхе. Отец называл ее «Пош» вместо «Порш», потому что она была лишь куском старого дерьма. Но благодаря ей мы устроили тысячи вечеринок с Маршалловской аппаратурой в багажнике, так что эта машина неплохо нам послужила. И все же, как говорится, все дело в путешествиях. Мы не зарабатывали денег, но зажигали будь здоров.

Никогда не приходило в голову, что мог бы заниматься чем-нибудь другим?

- Да нет, чувак. Сколько моих друзей и знакомых ходили в школы и колледжи, и не знали, что хотят делать, когда закончили учебу. Они говорят: «Закк, в колледже я изучал бухгалтерское дело и теперь начал свой бизнес, и теперь я ненавижу это гребаное бухгалтерское дело!». Это просто трата всех тех лет, что ты проводишь в колледже. Чертовски печально, чувак. Нужно найти то, что тебе нравится и делать это, пока не загнешься. А ты бы остался профессиональным музыкантом, если бы не достиг успеха? Да, черт подери! Я знаю много музыкантов, которые отошли отдел, когда стало совсем туго. Они подстриглись и бросили музыку и теперь занимаются какой-нибудь недвижимостью или подобным отстоем.И парней просто жалко, так как они делают то, что им не по душе.

А как конкретно ты стал правой рукой Оззи?

Мы с приятелями играли в клубе, и вдруг ко мне подошел этот парень, Дэйв Фелд, и сказал что-то типа: «Слышь, братан, никогда не думал насчет прослушивания для Оззи?», а я ему: «Что, может ты и парней из Led Zeppelin знаешь? Иди ты! В общем, ну тебя!». Однако он говорил серьезно. Вот как все это происходит: все начинается с чего-то типа «такого-то-и-такого-то-знаешь?», так? Но затем тебе все еще нужно показать, на что ты способен. Тебе может выпасть шанс, но ты при этом должен произвести впечатление. Так что Дэйв сказал, что мне следовало бы записать демку и послать ее Оззи. Именно это я и сделал.

Как ты думаешь, почему Оззи выбрал тебя?

У Оззи и Шэрон была куча коробок с демками, и Оззи подумал:« Боже, неужели мне надо прослушать всю эту кучу дерьма? Шутите?». Он сказал мне, что единственной гребаной кассетой, которую он взял в руки, стала моя. Там было несколько моих фотографий – моя сестра сфоткала меня на крыльце нашего дома. Оззи взглянул на них и сказал: «Этот паренек любит Рэнди Роудза», что, в общем-то, было правдой. Он решил, что это мило. Он даже не слушал эту чертову кассету, но они пригласили меня на прослушивание, и я пришел и сделал то, что требовалось. Да, забавно все вышло.

- А что вдохновило тебя на создание Black Label Society?

- Какое-то время я пробовал играть с Guns’N’Roses, когда они искали нового гитариста, и я видел все это дерьмо, которое было в группе, все эти споры и вся эта чушь насчет денег. У меня нет времени на всю эту чушь, и я подумал, что было бы круто сделать что-нибудь свое. ?Оззи отпустил меня на время подсобить Guns’N’Roses, так что, когда это закончилось, я решил, что надо бы начать играть свой тяжеляк, и сделать все по-своему. И вот она, Black Label, блин, Society. Это компания пьянчуг, путешествующих, как бродяги, пинающих балду и играющих чертов рок-н-ролл.

Если учесть обязанности в группе Оззи и твою собственную группу, то у тебя, должно быть, крайне загруженный график…

- Главное делать что-то с душой, это все, что имеет значение. Иначе получается ка-кой-то куцый отстой. Любой, кто хоть чего-то стоит, должен делать свое дело с душой и должен быть готов вкалывать как проклятый. Я имею в виду, что Джимми Пейдж подался в музыку не из-за телок. Он сидел в гребаной студии, продюсировал, вникал в то, как все работает, и все это потому, что он хотел,чтобы его группа стала феноменальной. Все дело в душе и драйве. Иначе какого хрена ты вообще делаешь? Чувак, зачем тогда упражняться, пока не сточишь пальцы до крови? Я серьезно.

Dimebag Darrell был тебе очень близок, и его смерть, наверное, очень сильно повлияла на тебя…

- Это было ужасно. Я говорил с ним буквально за пару недель до того, как вся эта хрень случилась. Последним, что он мне сказал, было: «Люблю тебя, братишка! Поговорим через пару недель». А потом мне позвонила его жена Рита и я сразу понял, что что-то не так. Она лишь рыдала и всхлипывала, а затем мы услышали, что там был этот сумасшедший мудак, стрелявший направо и налево. Я тогда сразу понял, что Дайма уже нет. В следующий момент лишь понимаешь, что хоронишь его.

Чувствуешь возросшую ответственность, теперь нести знамя охрененной игры на гитаре выпало тебе?

Чувак, постоянно. Блин, несомненно. Теперь он живет во всех нас. Мы всегда говорили о том, чтобы вместе записаться. Мы вместе выходили на сцену, когда он играл в Damageplan, устраивали джем, играли соляки The Allman Brothers и вообще зажигали. С Даймом за кулисами всегда была какая-нибудь вечеринка. Он был лучиком гребано-го солнца. Неважно, насколько хреново ты себя чувствовал – он всегда подбадривал тебя. С ним все всегда было позитивным.

Как думаешь, как долго еще сможешь заниматься этим? Думаешь, будешь играть, пока не свалишься замертво прямо на сцене?

Да, это навсегда. Но что касается меня, я могу представить время, когда я постарею и буду играть более легкую музыку. Когда-то придется сказать: «Не могу больше делать все это». Особенно когда речь идет о тяжелой музыке, приходится действительно физически напрягаться. Я ведь не сижу тут за роялем, понимаешь, о чем я? Я буду сидеть на стуле с акустической гитарой в руках, так что я смогу стареть элегантно. Например, если ты боксер, то рано или поздно настанет миг, когда ты больше не сможешь выходить на ринг, и ты начинаешь тренировать детишек, смотревших на тебя, становишься промоутером, и начинаешь зарабатывать намного больше денег, чем ты заколачивал на ринге! Так что, ты просто переходишь к следующей стадии, берешь все свои знания и идешь дальше.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


восемь + девять =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>