Меню





То кончается


А позже, когда об этом хотел сказать ей он, у него перехватило дыхание, а потом счастье и блаженство обрушились на них с силой свалившегося с неба камня, и вместо ненужных слов был беззвучный крик, и мир перестал для них существовать, ибо что-то кончилось, и что-то началось, и что-то продолжалось, и была тишина, тишина и покой.

Кобыла была чистых кровей и невероятно роскошна. Анджей Сапковский Что-то кончается, что-то начинается Ведьмак Геральт — 8.

То кончается

Гладкую, как зеркальное стекло, поверхность озера затягивал туман, листва прибрежных берез и ольх искрилась росой, далекие луга покрывала низкая, плотная мгла, висящая словно вуаль над самыми верхушками трав. То есть? Кобыла была чистых кровей и невероятно роскошна.

То кончается

Геральт знал, что когда-то она принадлежала некоему полуэльфу, который составил себе представление о беловолосой ведьмочке исключительно на основании ее внешности и здорово ошибся. Так островитяне со Скеллиге именовали грозного и зловредного морского духа, порой принимавшего облик лошади.

И принялись взаимно искать друг друга и искали долго и очень терпеливо, а уверенность в том, что они, конечно же, найдут наверняка, наполняла их радостью и счастьем, и радость и счастье были во всем, что они делали.

Имя идеально подходило для кобылы. Он встал, отворил ставни, выглянул в окно. Геральт знал, что когда-то она принадлежала некоему полуэльфу, который составил себе представление о беловолосой ведьмочке исключительно на основании ее внешности и здорово ошибся.

Но не проронил ни слова. Анджей Сапковский Что-то кончается, что-то начинается Ведьмак Геральт — 8. Наша помешанная дочурочка. Он был удивлен:

Он был удивлен: Приходила пора привыкать к этому. А позже, когда об этом хотел сказать ей он, у него перехватило дыхание, а потом счастье и блаженство обрушились на них с силой свалившегося с неба камня, и вместо ненужных слов был беззвучный крик, и мир перестал для них существовать, ибо что-то кончилось, и что-то началось, и что-то продолжалось, и была тишина, тишина и покой.

Геральт знал, что ночнушка находится за спинкой кровати, там, куда Йеннифэр закинула ее вчера ночью. Цири назвала отвоеванную кобылу Кэльпи. Второго чулка и второго башмака — со шнуровкой — нигде не было видно. Другого выхода не было. Геральт вздохнул.

Один черный чулок свисал с поручня кресла, вырезанного в виде головы химеры.

Прежде чем Йеннифэр успела ответить, они услышали внизу высокий протяжный крик и свист. Пояс Йеннифэр лежал на высоком башмаке со шнуровкой.

Он был удивлен: Имя идеально подходило для кобылы. Йеннифэр обожала раздеваться быстро и размашисто. Геральт коснулся губами ее волос и осторожно спустил ночнушку с плеч чародейки. Другого выхода не было. По берегу озера, расплескивая воду, галопом мчалась Цири на вороной кобыле. Она снова обняла его, крепко прижалась, снова поцеловала и снова куснула.

И восторг. Геральт вздохнул. Геральт знал, что когда-то она принадлежала некоему полуэльфу, который составил себе представление о беловолосой ведьмочке исключительно на основании ее внешности и здорово ошибся.

Геральт знал, что ночнушка находится за спинкой кровати, там, куда Йеннифэр закинула ее вчера ночью. Не так давно некий хоббит, задумавший было Кэльпи скрасть, убедился в этом весьма болезненно. Эта легенда, автором которой является Андреа Равикс, пылится где-то на полках в библиотеке Нимуэ….

По берегу озера, расплескивая воду, галопом мчалась Цири на вороной кобыле. Она снова обняла его, крепко прижалась, снова поцеловала и снова куснула. Йеннифэр пошевелилась под периной, что-то пробормотала. Один черный чулок свисал с поручня кресла, вырезанного в виде головы химеры.

Ночнушка выпорхнула из-за спинки, размахивая оборками словно кающийся дух, всплыла прямо в ожидающую ее руку. Пояс Йеннифэр лежал на высоком башмаке со шнуровкой. Геральт вздохнул. И хотя они так сильно отличались, они, как всегда, понимали, что эти отличия связывают намертво так же, как сработанная топором врубка связывает стропила с коньком, затес, который позволяет построить дом.

Так островитяне со Скеллиге именовали грозного и зловредного морского духа, порой принимавшего облик лошади. Один черный чулок свисал с поручня кресла, вырезанного в виде головы химеры.

Геральт знал, что когда-то она принадлежала некоему полуэльфу, который составил себе представление о беловолосой ведьмочке исключительно на основании ее внешности и здорово ошибся. А потом они снова оказались в кровати, на раскиданной постели, еще теплой и пахнущей сном. По берегу озера, расплескивая воду, галопом мчалась Цири на вороной кобыле.

Йеннифэр обожала раздеваться быстро и размашисто. Приходила пора привыкать к этому. И все было так же, как в первый раз, когда Геральта восхитили ее ошеломляющая нагота и бурное желание, а ее восхитили его деликатность и нежность.

День действительно роскошный. Геральт коснулся губами ее волос и осторожно спустил ночнушку с плеч чародейки. Прекрасная работа. Наша помешанная дочурочка. Анджей Сапковский Что-то кончается, что-то начинается Ведьмак Геральт — 8 Всем молодоженам, но особенно двум из них.

Перечень того, к чему приходилось привыкать, был, казалось, неисчерпаем.



Попа и жопа во всех своих проявлениях
Девушки попка видео бесплатно
Двойной фалоимитатор лесбиянкой
Секс с дочкой и с отцом
Ссылка похода на хуй
Читать далее...